Герман Валентинович Рейнеке

Герман Валентинович Рейнеке – выпускник школы № 518 1952 года.

Герман Валентинович Рейнеке - школа 518

В 1958г. закончил МВТУ им. Баумана, работал в научно-исследовательских и конструкторских организациях оборонной промышленности.

В 60-х увлекся бардовской песней. Является членом литературных объединений им. Дзержинского и Новопеределкино, неоднократно публиковал свои стихи в сборниках этих объединений. Выпустил три книги стихов и песен. Член клуба бардовской песни “Западня”. Член Союза писателей России.

Герман Валентинович – глубокий и чуткий к слову Поэт.
Наш разговор с ним – о школе, о времени, о друзьях и о ценностях. О том, что дала московская школа №518 каждому своему ученику.

Герман Валентинович Рейнеке – интервью

– Герман Валентинович, здравствуйте!
Прежде всего, я очень рада нашему разговору! Я была на праздновании Дня Победы в нашей школе в 2015 году и слушала Ваше выступление. С большим уважением к тому, КАК Вы пишете стихи! Я помню, как внимательно слушали все – и мы, взрослые, и ребята Ваш “Послевоенный футбол”. Это большая удача для ребят – сама возможность читать хорошую литературу.

Я готовилась вчера к интервью и прочитала Ваше стихотворение-посвящение Булату Окуджаве – тепло, тонко, умно и очень профессионально. Изумительное переплетение Ваших мыслей и его таких родных строк:

Памяти Булата Окуджавы - Герман Рейнеке– Герман Валентинович, все ребята знают, что во время Великой Отечественной войны в нашей школе работал госпиталь. Очень бережно хранит и развивает школьный Музей его руководитель, учитель географии Ольга Яковлевна Салманова.

У меня вопрос: Вы окончили школу в 52-ом году. Какой она была – послевоенная школа №518, какие события наиболее ярко остались в памяти из школьных военных лет?

– Я коренной москвич. Родился и первые 25 лет жизни прожил в Замоскворечье, на Новокузнецкой улице.

Мои школьные годы берут начало в далеком 1942 году. Это был второй год войны. Гитлеровцы, пришедшие в себя после разгрома под Москвой в 1941-м, снова рвались к столице, взяли в осаду Ленинград, развивали наступление в районе Волги, активизировались в Крыму и на Кавказе.

В Москве было тревожно. Занятия в школе проводились в три смены. Третья смена заканчивала около восьми часов вечера, и школьники шли по домам в кромешной темноте.
Помню, как я — первоклассник, семилетний пацан, почти наощупь пробирался по своей Новокузнецкой от школы до дома, вздрагивая от каждого шороха, обливаясь холодным потом, проходя мимо черных зловещих подворотен, ожидая… Впрочем, в этой ситуации воображение включалось на всю мощь и выдавало такие варианты ужасов, что, как говорится, мало не покажется.

Занятия в школе проводились в суровых условиях. Часто отключали электричество, и мы занимались при свете свечей или керосиновой лампы. В классе было очень холодно. Помню, как порой замерзали чернила в чернильницах. На уроках сидели в пальто и в шапках.

И все же у нас было детство! Трудное, полное лишений, голодное, но все равно прекрасное! Мы учились, радовались жизни, верили в нашу победу и дождались!

Прекрасно помню салют 9 мая 1945 года. Была огромная радость, которую невозможно выразить словами.

– Проходит время, и у ребят меняется восприятие многих вещей. Я помню из своей детской жизни, каким важным было слово “учитель”. Расскажите, пожалуйста, о любимых и дорогих для Вас учителях – кто они, какими они были?

– В силу сложившихся обстоятельств, мне пришлось сменить несколько школ в различных уголках страны. В Москву я вернулся уже в 1950 году, и последние два года учебы прошли в стенах 518-й школы.

Какой же она была, наша 518 -я в те далекие 50-е годы? Прежде всего, это была МУЖСКАЯ школа, прекрасно организованный коллектив, может быть даже с некоторыми элементами воинского уклада, установленного, наверное, еще с военных лет.

Педагогический состав в наших старших классах был почти сплошь мужским. Исключение составляла лишь Мария Степановна Азарнова, учительница немецкого языка. Ей, конечно, доставалось от нас, старшеклассников, больше всех. Но, помню, в день 8-го марта мы завалили ее цветами, оформили красочные поздравительные открытки и даже сочинили стихи. Она была тронута до слез.

Каждый из наших учителей был личностью. О каждом из них можно было бы рассказать много интересного.

Во главе школы стоял ее директор Николай Андреевич Касперский, человек, чьи слово и воля, были законом для всех и каждого в стенах нашей 518-й. Красавец, всегда изысканно одет. Я никогда не слышал, чтобы он повышал голос. Его боялись, но любили. Кличка его была «главком».

Классным руководителем нашего 9-го, а потом и 10-го «Б» был физик Ефим Савельевич Шейнис. Фронтовик, прошедший всю войну. Прекрасный психолог, строгий, но справедливый наставник. Помню, как однажды он провел родительское собрание. Повод был серьезный: резко ухудшились показатели по успеваемости, да и с дисциплиной возникли нешуточные проблемы.Ефим приказал на собрание пригласить только отцов. Разговор будет мужским! И он состоялся, этот разговор! Врезали нам по первое число. А уж как мы любили нашего Ефима! Двери физического кабинета, на зависть ребят из 10-го «А», для нас всегда были гостеприимно открыты.

Русский язык и литературу преподавал Леонид Леонидович Муравьев. Сказать, что он интересно вел свой урок, значит не сказать ничего! Он привил нам подлинную любовь к родному языку, к великой русской литературе. Он, помню, говорил: в каждом из вас живет писатель или поэт. Он спит, а вы попробуйте разбудить его! У вас в руках перо и бумага, а еще есть воображение, фантазия, впечатления. Попробуйте объединить это! И совсем не важно, что не каждому суждено стать классиком русской литературы. Умение грамотно излагать свои мысли, анализировать ситуацию и, в результате, принимать правильные решения, это очень дорогого стоит.
Он вел литературный кружок, на котором озвучивались наши литературные опусы, которые опубликовывались в рукописном литературном журнале «Собеседник».
Здесь я поместил и свои первые стихи. Леонид Леонидович, помню, сказал: ты пиши, что-то у тебя есть, надо это развивать. Тогда я не придал особого значения его словам. Вспомнил о них, много лет спустя.

– У каждого из нас есть свои воспоминания о выпускном вечере. Каким он был для Вас – выпускной бал 52-го года?

– 19 июня 1952 года состоялся наш выпускной вечер. Он был очень скромным, по-семейному тихим и задушевным.

В зале силами наших родителей был накрыт стол, за которым сидели наши замечательные учителя и мы, их вчерашние ученики. Велся неторопливый откровенный разговор, из которого мы узнали о себе много такого, о чем и подумать не могли. В свою очередь и наши учителя услышали от нас немало интересного о себе. С очень проникновенной напутственной речью обратился к нам наш седой мудрый главком. Много ценных советов услышали мы от наших учителей в этот вечер. А в одиннадцать вечера мы покинули стены 518-й и под крики «ура» двинулись на Красную площадь, чтобы влиться в поток выпускников московских школ и раствориться в его бурном течении.

Все выпускники нашей школы 1952 г. поступили в высшие учебные заведения. Причем, насколько мне известно, именно в те, в которые и намеревались.

– Одно из своих стихотворений Вы посвятили школе. Вы рассказывали, что дорожите своей школьной дружбой, и отношения со многими одноклассниками пронесли через всю жизнь. Какими были они, мальчишки и девчонки Вашего Детства? В чем могли похулиганить, а что было принципиально важным, какие качества ценились прежде всего?

Особо хочу остановиться на взаимоотношениях с девчоночным контингентом. Будучи разделенными действующей системой обучения, мы, конечно же, в соответствие с законами природы вовсю интересовались этим вопросом. Знакомились, назначали свидания, хвастались друг перед другом одержанными «победами», привирали при этом, часто выдавая желаемое за действительное. Главными, легальными мероприятиями, узаконивающими взаимоотношения полов, являлись вечера, проводимые по случаю праздников или каких-либо знаменательных дат. На эти вечера официально приглашались девочки-старшеклассницы одной из близлежащих женских школ. (Это если хозяином вечера являлась наша школа). Аналогично приглашение получали мы от женской школы, если вечер проводился на ее территории.

Эти вечера являлись событиями огромной важности. К ним тщательно готовились.
Составлялась обширная программа концерта самодеятельности. Художники оформляли актовый зал, разрисовывая окна, развешивая на стенах картины, готовили декорации. Но главным на таких вечерах, конечно же, были танцы. В то время практически под запретом находился джаз, не поощрялись западные танцы. Но нашей 518-й руководили мудрые люди.

Николай Андреевич говорил: это их праздник. Пусть веселятся, как хотят. А запретить — это значит создать прецедент. На моей памяти на наших вечерах никогда не было так называемых «прецедентов». Нашими постоянными партнершами были девчонки из 528-й школы.

– Через призму Вашего жизненного опыта – что наиболее важно для воспитания наших детей? Чтобы они умели дружить и дорожили друг другом, чтобы любили нашу страну и людей?

– Сегодня, когда меня спрашивают, что бы я пожелал нынешнему поколению, я не пускаюсь в высокопарные пожелания, связанные с патриотизмом, чувством долга, высокими нравственными устоями. Я просто говорю: читайте! Читайте нашу родную русскую литературу, читайте зарубежную! Прежних лет и современную. Там есть ответы на все вопросы. Вы сами не заметите, как ваша речь станет правильной, мысли более глубокими, как многое вам станет ясным и понятным. К сожалению, этот призыв в наше время зачастую остается гласом, вопиющим в пустыне.

– Герман Валентинович, искренняя сердечная благодарность Вам за разговор. Как бережно и искусно Вы обращаетесь со Словом – у меня было не проходящее ощущение, что я смотрю фильм – глубокий, яркий, динамичный! Ребятам сегодня крайне необходима такая литература – литература, помогающая Жить!

Большая благодарность за содействие в подготовке материала

педагогам ГБОУ СОШ №518 Т.Ю. Шубиной и Ю.С. Путимцевой