Родные Михаила Карасева

Мы – эхо тех людей, благодаря которым живем…

На фронте в нашей семье были трое – прадедушки и моя прабабушка. Она не ходила за линию фронта и не была кадровым военным – она жила в эвакуации, работала и вместе со своим народом ждала Победу.

Елена Ульяновна Душевская с дочкой. В эвакуации. Джалал-Абад 1944 годЕлена Ульяновна Душевская. Когда ей было двадцать два, началась война.
Вместе с другими женами комсостава из Измаила она уехала в эвакуацию. С маленькой полугодовалой дочкой.

Бабушка никогда не вспоминала войну, не любила голословить на эту тему и не смотрела фильмы. Она очень хорошо все помнила.
“Эшелон остановился на какой-то станции. Спустя немного начался обстрел. Жарко. Аромат придорожных цветов. Вместе с девчонками, схватив детей, мы перебегали от одного укрытия к другому.

Я ОЧЕНЬ боялась посмотреть на кулек у меня в руках. Моя дочка молчала. И я не знала – жива она или нет…”.

Бабуля прожила большую жизнь, вырастила дочь, потом мою маму. У нее был очень сильный характер, она умела по-настоящему любить. Поддерживала нас и помогала всегда, безоговорочно, всей душой и всем сердцем. Ее не стало 28 октября 2005 года.

Три дня 9 часов и двадцать семь минут сегодня разделяют Измаил и Джалал-Абад – почти пять тысяч километров.
Три года и огромная пропасть между мирной жизнью и эвакуацией…
Сначала под Камышиным, а потом в Джалал-Абаде, в Киргизии, бабуля работала трактористкой. И ждала с фронта мужа.

Путь во время эвакуации

Александр Герасимович Пузырев. Кадровый военный, майор. Прошел всю войну, встретил Победу в Германии, потом еще долгое время работал в Потсдаме.

Петр Иванович Шелудяков. Старший лейтенант, воевал на Ленинградском фронте в войсках ПВО, защищал Москву и Нижний Новгород. После сильной болезни он умер, нет, скорее погиб 9 мая 2005 года.

Через 15 минут после начала Парада Победы…

Елена Ульяновна Душевская, Александр Герасимович Пузырев, Петр Иванович Шелудяков

В восьмом классе на зимних каникулах мы с мамой приехали в Питер. И принесли охапку гвоздик в Музей Блокады.

Так мы пытаемся отдать дань всем, кого нет. Несопоставимо…